Hезависимость Иракского Курдистана становится объектом политического торга. Александр Перенджиев

В Иракском Курдистане 25 сентября прошел референдум о независимости. Согласно  официальным данным, за создание суверенного государства высказались более 92 процентов населения.

9 октября, вице-президент Ирака Усама ан-Нуджейфи по итогам переговоров с курдским лидером заявил, что глава Иракского Курдистана Масуд Барзани готов заморозить результаты референдума о независимости курдской автономии в обмен на снятие с региона санкций Багдада.

По просьбе Eurasia24  доцент кафедры политологии и социологии Российского экономического университета имени Г. В. Плеханова Александр Перенджиев прокомментировал сложившуюся ситуацию:

«Референдум в Иракском Курдистане — это, прежде всего, механизм воздействия на обстановку, как в самом Ираке в частности, так и на Ближнем Востоке в целом. Само заявление МасудаБарзани на мой взгляд показывает, что Иракские курды пытаются выстроить более удобную для себя форму взаимоотношений как с официальным Багдадом, так и с другими субъектами международного права, как на Ближнем Востоке, так и в целом в мировой политике. То есть, независимость Иракского Курдистана становится объектом политического торга как с руководством Ирака, так с руководством других государств, в том числе и США. Скорее всего, официальный Вашингтон не имеет четкой позиции в отношении проекта независимого Курдистана, ее можно было назвать плавучейиз-за внутренней борьбы самих американских элит. Проще говоря, ситуацию можно привести к формуле, которая выражена в русской поговорке: «Ловить рыбу в мутной воде». Поэтому референдум о независимости Иракского Курдистана — это механизм очередного «замучивания» на Ближнем Востоке. В тоже время Масуд Барзани дает сигнал всем субъектам международного о права о том, что он договороспособен и готов идти на компромиссы. То есть речь идет об экономических и политических выгодах для руководства Иракского, и не только Иракского, Курдистана в целях повышения статуса курдов и их территориальных образования во всех государствах, где они проживают. Это говорит только о том, что проблемы могут и должны решаться исключительно в сфере публичной дипломатии и переговоров. И это уже хорошо. Как говорит народная мудрость: «Лучше худой мир, чем хорошая война». Для Ближнего Востока она в особенности актуальна».