РЕСПУБЛИКА АРМЕНИЯ И НОВЫЙ ШЕЛКОВЫЙ ПУТЬ

Share Button

Мелкумян М.С, Элизбарян В.Д.

РЕСПУБЛИКА АРМЕНИЯ И НОВЫЙ ШЕЛКОВЫЙ ПУТЬ

В статье рассмотрены армяно-китайские экономические отношения с политической точки зрения, а также с точки зрения интеграционных объединений. Проанализирован объем торговли товарами между двумя странами за последние годы, статьи экспорта и импорта, уровень торгово-экономических отношений, современные армяно-китайские предприятия и возможности для развития. В исследовании представлены перспективные направления двусторонних экономических отношений, а также способы привлечения китайских инвестиций в экономику РА, реализация совместных проектов, возможности для более эффективной реализации экономического потенциала. В работе рассмотрены обсуждения по вопросу Экономического пояса Шелкового пути.

Ключевые слова: армяно-китайские экономические отношения, торговый оборот, армяно-китайские совместные предприятия, инвестиции, Экономический пояс Шелкового пути

 

Elizbarjan Vanik, Melkumjan Milael

 

THE REPUBLIC OF ARMENIA AND THE NEW SILK ROAD

 

The article discussed the Armenian-Chinese economic relations, from different point of views: political, from the standpoint of integration unions and great powers, particularly in the trade with goods between the two countries in recent years, both in the export and import of products, the level of trade and economic relations, development opportunities, Armenian-Chinese joint ventures today and others. The article also presents promising areas of bilateral economic relations and the possibilities of attraction of Chinese investments in the economy of RA, the implementation of joint projects, opportunities for more effective implementation of economic potential. The article featured a discussion of the economic zone of the Silk Road.

Keywords: Armenian-Chinese economic relations, trade turnover, Armenian-Chinese joint company, investment, economic zone of the Silk Road

 

После провозглашения независимости Республики Армения, как и для РА, так и для Китая представилась возможность не только усилить многовековые узы культурных традиций, но и развить торгово-экономические отношения. Данная действительность обусловлена освобождением политических и экономических отношений в связи с распадом Советского союза и исчезновением многих политических допущений, которые препятствовали развитию возможных экономических отношений.

Армяно-китайские отношения развиваются весьма динамично. Если в 2000 г. общий объем торговли составил 5,98 млн. долларов, то в 2014 г. – уже около 420 млн. долларов (2013 г. 386 млн. долларов). По результатам 2013 г. Китай стал вторым после России крупнейшим торговым партнером. Из Китая в Армению импортируются одежда, обувь, машиностроительная и химическая продукция, строительные материалы, продукты питания, а из Армении экспортируется медная руда, трубы, коньяк и вино. При этом данные о товарообороте не учитывают неорганизованной «челночной» торговли и поставок китайских товаров в Армению через третьи страны. Понятно, что торгово-экономические отношения с Китаем имеют для нас особое значение.

Торговый оборот между двумя странами в 2014 году составил 588,5 млн. долларов. По сравнению с 2013 г. данный показатель увеличился почти на 30%.

Экспорт в 2014 году составил 170,9 млн. долларов, что почти в 2,5 раза выше, чем показатель предыдущего года (2013 год: 68,8 млн. долларов). Львиная доля экспорта медных руд, концентратов, почти в размере 138 млн. долларов, а затем руды драгоценных металлов в размере 31,8 мил. долларов. Следующие статьи это ликеры, водочные настойки по цене 600 тыс. долларов, вино – 100 тыс. долларов, драгоценные и полудрагоценные камни – 80 тыс. долларов.

Обьем импорта в 2014 году составил 417,07 млн. долларов, в 2013 году тот же показатель составлял 386,02 млн. долларов. В импорте доминирует статья телефонных аппаратов с таможенной стоимостью суммой 38,2 млн. долларов, а также оптических вычислительных устройств, которые составили 19,1 млн. долларов, плоские прокатки из железа или нелегированной стали – 13,8 мил. долл., мебельные детали – 7,5 млн. долл., шины и автопокрышки – 7,3 млн. долларов, обработанный камень – 6 млн. долларов, мониторы, проекторы – 5,8 млн. долл., стиральные машины – 4,9 млн. долларов.

С января по октябрь прошлого года торговый оборот Армении и Китая составил 399,99 млн. долларов США. В то же время, экспорт составил около 145170000 долларов США, а импорт из Китая в Армению был 254,82 млн. долларов США.

Китай является наиболее важным инвестиционным партнером Армении, инвестиционный объем которого составляет 11 миллионов долларов США.

Уже в 2010 году в Армении было зарегистрировано 41 предприятие с китайским капиталом, которые занимаются оптовой продажей продуктов питания, напитков и сигарет, текстильных изделий и обуви, ресторанным бизнесом, производством бытовых электроприборов и одежды, розничной торговлей лекарственных и медицинских товаров, косметическими средствами и аксессуарами.

В Армении китайцы участвуют в разных энергетических проектах, среди них – реконструкция и ремонт тепловых станций. В частности, 80% ремонтных и реконструкционных работ 5-го блока Разданской ТЭС осуществляет китайская сторона. Китай и Армения сотрудничают также в сфере информационных технологий.

Для Армении большую важность представляет строительство железной дороги Армения – Иран; по вопросу финансирования железной дороги переговоры идут также и с китайской стороной. Общая протяженность данной железной дороги составляет 470 км, из которых 410 км – в пределах Армении. Стоимость оценивается в 1,5–1,8 млрд. долларов. Через эту железнодорожную ветку откроется путь из Армении на Восток – в Азию и Запад – в Европу. Китайское оборудование привлечено к строительству инфраструктуры, в частности, железных дорог. Китайский опыт бесценен в агропродовольственном секторе, в восстановлении и развитии ирригационных систем с применением насосов на солнечных батареях, а также в строительстве крупного оптового рынка.

Сотрудничество в сфере сельского хозяйства представлено в виде обмена сельхозкультурами и основания образцовых садов. В провинциях Шаньси и Хэбэй довольно успешно выращиваются армянский абрикос и виноград. Сегодня отношения предпринимателей между двумя сторонами уже имеют определенный опыт, в этой связи необходимо выделить основные результаты сотрудничества: разработка и внедрение оросительных систем, удобрений и семян, строительство тепличных комплексов для круглогодичного выращивания овощей и фруктов. Китайцы предоставляют фермерам оборудование для капельного орошения на основе современных технологий. Китайские инвестиции особенно востребованы для возрождения отраслей виноградарства и овощеводства, создания замкнутых циклов «разбивка плантации – конечный продукт», что интересно как европейскому, так и китайскому рынку, для которого востребованы армянские коньяк и вино – в связи с повышением уровня жизни в Китае растет спрос на элитный алкоголь.

Развиты также гуманитарные связи. С 1992 года армянские студенты учатся в Китае.

Ереван и Пекин являются городами-побратимами. В повестке дня – открытие прямого авиарейса Ереван-Урумчи. Очень развиты армяно-китайские политические связи. Сегодня Армению и Китай связывает, кроме прочего, и ряд межправительственных соглашений, в том числе о военно-промышленном и техническом сотрудничестве (1997 г.).

Что касается карабахского вопроса, то Пекин всегда подтверждает свою позицию «справедливого и рационального» разрешения конфликта – по нормам международного права. Со своей стороны Ереван признает политику «одного Китая»: Правительство КНР – единственное законное правительство, которое представляет весь Китай, а Тайвань является неотделимой частью его территории.

Крупные компании обеих стран вследствие сотрудничества могут улучшить общие экономические показатели. Необходимо отметить, что на сегодняшний день армяно-китайское экономическое сотрудничество еще далеко от предполагаемого уровня.

С экономической точки зрения переход от сугубо торговых к более широким взаимоотношениям, может проявляться созданием и активным функционированием армяно-китайских совместных организаций.

Организации «Шанси-Наирит» в Китае и «Сахлевс» в Армении являются хорошими примерами армяно-китайских совместных предприятий, которые положительным образом отразятся на дальнейшем развитии и совершенствовании сотрудничества.

Армяно-китайское химическое предприятие «Шанси-Наирит» расположено в китайском городе Датун. Оно было запущено в 2010 году. 40% акций предприятия принадлежат правительству Армении. В строительство завода с производительностью 30 тыс. тонн каучука в год было вложено порядка 220 млн. долларов США. Вкладом армянской стороны в проект является одна из трех производственных линий, а также технологии по производству хлоропренового каучука ереванского завода «Наирит».

За прошедшие годы предприятие произвело и реализовало продукции в следующих пропорциях:

в 2010 г. – 2,9 тыс. тонн на 9,5 млн. долларов,

в 2011 г. – 10,2 тыс. тонн на 35 млн. долларов,

в 2012 г. – 10 тыс. тонн на 40 млн. долларов, а за 9 месяцев 2013 г. – 10 тыс. тонн на 40 млн. долларов

Пик производства пришёлся на 2014 год – 20 тысяч тонн.

По данным экспертов, это может составлять около половины от производства хлоропренового каучука во всём Китае. Тем не менее, со дня основания завод работает в убыток. Причины те же, по которым «погорел» армянский «Наирит» – разрыв между себестоимостью и ценой продажи. Правда, себестоимость снижалась с объемами производства, и в 2014 году составила 3900 долларов за тонну, тогда как продавался каучук за 3800 долларов США.

У завода в Китае серьезные проблемы с формированием приемлемой себестоимости каучука и, соответственно, с его реализацией, причем не только на мировом рынке, где с китайцами жестко конкурирует японская Denka с годовой мощностью в 80–100 тыс. тонн, но и на своем внутреннем рынке. Мощность же «Шанси-Наирит» составляет всего 30 тыс. тонн (вместе с другим китайским заводом – примерно 60 тыс.). Выход на проектную мощность, в результате чего, как следует, себестоимость продукции снизится, предполагается в лучшем случае лишь к середине будущего года. Совокупные производственные мощности по выпуску хлоропренового каучука в мире в настоящее время составляют 420 тыс. тонн, а фактический годовой выпуск не превышает 340–360 тыс. тонн.

На предприятии на сегодняшний день работают около 1000 человек. Принимаются меры по выводу производства на проектную мощность (30 тыс. тонн каучука в год), что позволит СП выйти безубыточно, в дальнейшем обеспечив прибыль.

В свое время нам не хватило ума сохранить ключевое каучуковое производство, а вот Китай, напротив, не поверивший в эффективность «шоковой терапии», в основе которой лежит иллюзия, что можно вступить в счастливую экономику, в которой рынок сам все отрегулирует, а гражданам останется наслаждаться благополучием, избрал модель «градуализма». Это экономическая теория постепенного перехода экономической системы из одного состояния в другое. Плавно, без шоков и катаклизмов, в чем проявился культурный опыт древнего народа, имеющий поговорку «Не дай вам бог жить в эпоху перемен». Или еще хуже: «Лучше быть собакой в эпоху мира, чем человеком в период перемен».

Китай в Армении пока более всего заинтересован в сырьевой базе, но тут особых достижений пока не зарегистрировано. А вложения в армянские железорудные месторождения являются на сегодня одним из самых крупных китайских проектов в Армении. Импорт железной руды в Китае растет огромными темпами – с 69 до 619 млн. тонн за период с 2001 по 2010 год и растет дальше. Причем китайцы и здесь, в отличие от других инвесторов, пытающихся вкладывать в золото и медь, проявили свойственную им дальновидность.

Проявляя устойчивый экономический прогресс, осуществляя активную экономическую политику, Китай рассчитывает стать одной из мощнейших стран мира.

Китайской экономической модели добавило популярности то, что страна настолько легко выбралась из мирового кризиса, что, кажется, в него и не попадала. Несмотря на экспортную зависимость, Китай практически не сбавил темпов роста. И это при том, что экономика Китая достаточно открыта, т.е. должна зависеть от состояния дел в мировой экономике, но, как это выяснилось, умеет при этом соблюдать собственную безопасность. Сегодня Китай обладает валютными запасами в 3,2 трлн. долларов (крупнейшие в мире) и ежегодно тратит десятки миллиардов долларов на иностранные активы. Согласно прогнозам, в 2016 году ВВП Китая по паритету покупательной способности обгонит ВВП США.

Китай выдвигает реальную идею открытия Шелкового пути, который должен пройти по территории Армении. Раньше усилиями Турции и Азербайджана этот путь обходил Армению, в результате чего наша страна выбывала из всех крупных региональных проектов.

Еще с древнейших времен две древние цивилизации – Армения и Китай – знали друг друга и торговали между собой. До нашей эры китайские товары уже были известны в Армении. Армения, через территорию которой проходил Великий шелковый путь, соединяла Европу с Азией. Из Армении в Китай армянские купцы везли полудрагоценные камни, лекарственные растения, кожу, а также красную краску «кармир вордан» (из красного червя), а из Китая привозили в основном фарфор и шелк. Армянские купцы своей честностью и ответственностью пользовались большим уважением и авторитетом у китайских властей.

Для Китая идея создания «Экономического пояса Шелкового пути» не нова: в течение многих лет руководители страны неустанно призывали к восстановлению древнего «Шелкового пути».

По нашему мнению, существует ряд причин для ее выдвижения.

Во-первых, с точки зрения стимулирования экономического роста, развитие регионального экономического сотрудничества – основной мотив политики Китая в отношении всех регионов.

В 2008 году глобальный экономический и финансовый кризис нанес тяжелый ущерб развитию мировой экономики; хотя правительство Китая предприняло своевременные антикризисные меры и быстро вышло из кризиса, экономика страны, после динамичного 30-летнего роста, начала проявлять признаки усталости.

В настоящее время Китай проводит перестройку экономической структуры и активно ищет новые внешние пути для стимулирования экономического роста.

Страны-участницы Содружества Независимых Государств (СНГ) как близкие соседи и важные партнеры, без всякого сомнения, имеют весьма важное значение и ценность для Китая. СНГ обладает весьма значительным природным и экономическим потенциалом.

По оценкам экспертов, входящие в него, страны располагают 16,3 процента мировой территории, почти 5 процентами численности населения, 25 процентами разведанных запасов природных ресурсов (в том числе 7 процентами мировых запасов нефти и 40 процентами природного газа), 10 процентами мирового промышленного потенциала. Вообще, благодаря географическим преимуществам, создание «Экономического пояса шелкового пути» даст значительные возможности для развивающегося рынка Китая и сыграет огромную роль для устойчивого экономического развития нашей страны.

Возникает вопрос – «Экономический пояс шелкового пути» и ЕАЭС – конкуренты или партнеры? Евразия никогда не вызывала такого активного внимания всего мира, как сегодня.

В ХХI столетии Евразия все больше и больше попадает в центр международного внимания, будь то политические перемены, экономические перспективы, ресурсный потенциал, риски и угрозы или дискуссии о наличии моделей национально-государственного строительства. Потенциально Евразия является единым регионом, где могут быть созданы региональные институты и действовать общие правила, и в этом случае он претендует на лидирующую роль в мире, на определение того, какую форму примет глобализация.

«Экономический пояс шелкового пути», вне всякого сомнения, в основном является экономическим проектом, направленным на ускоренное развитие и формирование между государствами региона тесных комплексных отношений не только в экономической, но и в политической областях.

Политика строительства «Экономического пояса шелкового пути» полностью соответствуют естественным экономическим реалиям региона, одновременно отражает желания соответствующих стран и народов. Проект географически охватывает Центральную Азию, Южную Азию, Западную Азию и Евразию.

Кавказский регион, в частности РА, конечно, играет особую роль, являющийся «воротами» не только в Европу, но и в ЕАЭС. Однако это не означает, что Китай считает его особым регионом, и будет проводить в отношении него особый политический курс, хотя конкретные формы и проявления политики Пекина в этом регионе могут отличаться от его международной деятельности в других регионах. Конкретно речь идет о следующих пяти субрегионах:

Во-первых, пять стран Центральной Азии, а именно Казахстан, Киргизия, Таджикистан, Узбекистан и Туркменистан. Эти страны соприкасаются с западной границей Китая, имеют сухопутные пути сообщения друг с другом, имеют этнически неоднородное население. Кроме того, этот регион поддерживает самые тесные экономические связи с Китаем, является важным поставщиком энергетических и природных ресурсов для его экономики, а также главным рынком для инвестиций и продажи китайских товаров. Таким образом, Центральная Азия является весьма важным регионом для строительства «Экономического пояса шелкового пути».

Во-вторых, Иран, Ирак, Иордания, Сирия, Саудовская Аравия, Турция и другие страны Западной Азии. Эти страны, главным образом, ориентируются на производство и экспорт нефтегазовых ресурсов и отличаются относительно развитым энергетическим сектором экономики. Однако им предстоит решать задачу отхода от односторонней структуры экономики. Эти страны надеются развивать и другие отрасли, включая сельское хозяйство через сотрудничество с Китаем, поэтому данный регион является потенциальным рынком продажи китайских товаров и идеальным местом для индустриального перемещения.

В-третьих, Азербайджан, Грузия, Армения на Кавказе и Украина, Беларусь, Молдова в Восточной Европе. Эти страны расположены около границы Европы и Азии, у них развитая, но относительно односторонняя структура экономики. Они стремятся к экономической интеграции с ЕС, сотрудничество с Восточной и Западной Азией для них пока находится на второстепенном месте, но в будущем они могут повысить статус восточной дипломатии и сотрудничества с Востоком, чтобы получать выгоды и от Запада, и от Востока одновременно.

В-четвертых, Россия. Частично она расположена непосредственно на Шелковом пути и является составляющей частью экономического пояса. Однако Россия сама является самостоятельным региональным центром и к тому же имеет тесные связи с Центральной Азией, Кавказом и Западной Азией, где обладает особым влиянием. Для строительства «Экономического пояса шелкового пути» необходимо учитывать фактор России и искать точки соприкосновения со стратегией этой страны в развитии евразийской интеграции с ее же стратегией в Центральной и Западной Азии. Именно здесь Армения может сыграть огромную роль.

В-пятых, Афганистан, Пакистан и Индия. Отношения этих трех стран с центральной зоной «Экономического пояса шелкового пути», т. е. с Центрально-азиатским регионом и их будущее развитие, в первую очередь, зависит от разрешения проблемы Афганистана. Если в этой стране будет успешно продвигаться мирный процесс, то повысятся темпы экономического сотрудничества трех стран с Центральной Азией; в противном случае, отношения между ними еще долго будут эпизодическим, и этим странам будет весьма трудно присоединиться к строительству «Экономического пояса».

В целом, эта стратегическая концепция имеет грандиозный размах и охватывает огромную территорию Евразии, а также отражает стремление Китая к развертыванию взаимовыгодного сотрудничества и совместного развития со странами Евразии.

Географическое положение нашей страны может считаться чрезвычайно выгодным для совместной торговли товарами «шелкового пути» именно со странами-членами союза. Этот факт лишний раз свидетельствует о том, что китайский проект представляет собой новые платформы для взаимовыгодного сотрудничества, способствует дальнейшему обогащению и углублению стратегического партнерства и взаимодействия. Таким образом, в широком смысле, можно рассматривать производство техники, используя китайский капитал в Республике Армения, в пределах благоприятных условий промышленных зон, а также экспорт в страны ЕАЭС с преимущественными таможенными льготами (в частности в РФ).

Важно отметить, что Евразийский экономический союз играет важную роль на международной арене, а его новые идеи и инициативы не могут обойтись без поддержки Китая. В Китае убеждены, что только взаимовыгодное сотрудничество и совместные усилия всех стран позволят занять достойное место в сложном мире XXI века, особенно в период, когда происходят глубокие преобразования международного ландшафта, сопровождающиеся потрясениями на военном плане, который, конечно, отражается на сферах экономики, политики и проектируется на международных отношениях.

Перспективные сферы сотрудничества и китайская политика в ближайшем будущем.

В обозримом будущем перспективные сферы сотрудничества между «Экономическим поясом шелкового пути» и ЕАЭС в основном будут базироваться на двух уровнях:

  • на общенациональном уровне сотрудничество охватит, главным образом, следующие сферы: энергетика, транспорт, торгово-экономическое сотрудничество, наука, техника и культура, инфраструктура и коммуникации.
  • на региональном уровне: экономика и торговля, сельское хозяйство, наука и техника, гидроэлектро энергетика, региональное сотрудничество вдоль «Экономического пояса шелкового пути» по границам СУАР.

Центральная Азия является традиционной сферой влияния и «задним двором» России, которая смотрела на этот район как на стратегический регион для укрепления своего статуса великой державы. Евразия является приоритетным направлением внешней политики Российской Федерации, и она не позволяет внешним силам вторгаться в этот чувствительный для себя регион. Россия очень чувствительна к действию любых внешних сил в границах бывшего СССР. В последние годы Китай усилил торгово-экономическое сотрудничество со странами СНГ, что вызвало настороженность российской стороны.

В этой связи Китай обязан проводить активную всестороннюю политику с целью создания международного механизма для координации и достижения консенсуса стран, охваченных «Экономическим поясом», надлежащим образом разрешать проблемы, устранять их неблагоприятные последствия и продолжать укрепление взаимного доверия. Если стороны смогут, при совместном сотрудничестве с помощью инновационного мышления, отойти от старой концепции, то строительство «Экономического пояса шелкового пути» увенчается успехом.

На данном этапе темпы создания «Экономического пояса шелкового пути» не должны быть слишком быстрыми: в противном случае его политика будет обречена на провал. Для начала мы должны взяться за экономику, постепенно укреплять взаимопонимание между народами, более широко использовать многосторонние механизмы и добиваться максимального успеха при минимальных издержках.

Китай в настоящее время третий по величине экспортер вооружения после США и России.

Сегодня Китай может предложить Армении необходимое оружие, такое как: минометы, ракеты, бронетехнику, танки и истребители, зенитные и противотанковые меры защиты и т.д.

По данным доклада Международного Валютного Фонда уже в 2011–2014 годах китайская экономика выросла на 24%, в то время как американская лишь на 7,6%, в 2015 году ВВП Китая увеличился на 7,5%, ВВП США только на 2,8%, и это в условиях неопределенности в мировой экономике и периода спада китайской экономики в 2014 году. На основании отчета Всемирного банка, США в 2015 году уступили статус крупнейшего в мире экономики Китаю.

Экономика Китая в настоящее время вступила в новый этап развития, который будет полезен для всех стран мира.

До 2020 года Китай планирует инвестировать более 500 миллиардов долларов за границей и импортировать товары на сумму 10 трлн. долларов, в этот период более 500 миллионов китайских туристов посетят заграничные страны. По прогнозам Государственного комитета по развитию и реформам Китая объем нефинансовых прямых инвестиций Китая в другие страны в 2015 году увеличился на 10%, достигнув 113 млрд. долларов.

Очевидно, что за последние несколько десятилетий, Соединенные Штаты впервые начали терять свой статус крупнейшей в мире экономической супердержавы, когда 15 лет назад их производство в три раза превышало производство Китая.

Сегодня Китай является одним из государств с наиболее быстро растущей в мире экономикой. Он значительно улучшил качество выпускаемой продукции, и его продукт может смело конкурировать с брендовыми товарами из других стран.

Как в Китае, так и в РА созданы экономические/индустриальные зоны, которые работают в привилегированном режиме. В дополнение к налоговым льготам, в Китае применяются так же не налоговые льготы, такие как, например, использование земли, воды, электричества, газа без арендной платы, не применение импортных лицензий, и т. д. Компании с участием иностранного капитала, освобождаются от налога на прибыль, по крайней мере, на два года, и в течение следующих трех лет уплата налогов составляет 50%. Именно в этом контексте либерализации и наличии дешевой рабочей силы, стимулируют развитие экономики Китая.

В этом контексте так же можно развивать отношения между нашими странами.

Необходимо отметить, что присоединение Армении к Евразийскому экономическому союзу открывает новые возможности для расширения армяно-китайских двусторонних экономических отношений. Очевиден прогресс, достигнутый в последние годы в двусторонних торговых отношениях.

Несмотря на значительный рост товарооборота, свыше полмиллиарда долларов и рост экспорта из Армении в Китай, мы не должны останавливаться на достигнутом, необходимо усиливать полноценное использование экономического потенциала, привлекать китайские инвестиции в экономику Армении и реализовывать совместные проекты, в частности:

  • Улучшение инвестиционного климата в целях повышения доверия со стороны инвесторов;
  • Развитие трудообеспечивающей промышленности;
  • Сосредоточение внимания на азиатских рынках и улучшение логистической инфраструктуры;
  • Создание совместных консультативных механизмов и т.д.
  • Являясь членом Ассоциации медицинского туризма, Армения может выступить как страна, предлагающая высококачественные медицинские услуги за относительно низкие цены. Это также возможность для взаимовыгодного сотрудничества между двумя странами, учитывая растущий спрос Китая на медицинские услуги и наличие доступного высококачественного медицинского обслуживания в Армении. Кроме того, ИТ-сектор Армении имеет большой потенциал развития и широкие перспективы сотрудничества с Китаем.
  • С 16 мая 2013 года в РА началась программа «Global Purchasing Season» (GSP), в рамках которой армянская сторона представила образцы коньяка, вина и консервированных продуктов местного производства. В результате независимого тестирования со стороны Китая, выбранные товарные знаки получили возможность доступа на китайский рынок. В рамках вышеуказанной программы координацию процессов представления продукции армянских компаний на GPS осуществляла Министерство экономики РА в сотрудничестве с Армянским агентством развития.
  • Еще один важный аспект: согласно китайскому законодательству, Китай будет проводить организованные туристические группы для поездок в те страны, которые от китайского правительства получат особый статус «Гарантированные туристические страны» (Approved Destination Status – ADS). В соответствии с Меморандумом о взаимопонимании, подписанном 15 июля 2014 года, Армения так же вошла в число этих стран.

 

Литература:

 

  1. Китай создает Новый Шелковый путь. URL: http://expert.ru/kazakhstan/ 2007/21/novyi_shelkovyi_put/
  2. Лю Ц. Стратегии развития нового Шелкового пути в XXI веке // Молодой ученый. — 2015. — №15. URL: http://moluch.ru/archive/95/21393/
  3. Мамлева Л.А. Становление Великого шёлкового пути в системе трансцивилизационного взаимодействия народов Евразии // Vita Antiqua. 1999. №2. URL: http://archaeology.kiev.ua/pub/mamleyeva.htm
  4. Разнообразие народностей и культур на трассе Шелкового пути. URL: http://russian.irib.ir/tematicheskie-programi/raznie-cuzheti/item/123522
  5. Фонд Шёлкового пути: результаты первого года работы. URL: http://riss.ru/analitycs/26095/
  6. Hansen V. The Silk Road: A New History: [англ.]. — Oxford University Press, 2012 —320 p.