Le Monde: Договоры о дружбе с Нагорным Карабахом под прицелом французских властей

Share Button

Речь идет о деликатном вопросе, поскольку он касается дипломатических и экономических отношений Франции с Азербайджаном. С 2013 года 13 территориальных образований (12 коммун и департамент Дром) подписали соглашения о дружбе с Нагорным Карабахом, пишет Le Monde в статье, перевод которой приводит ИноСМИ.

С одной стороны — влиятельная армянская диаспора Франции (порядка 600 000 человек, по данным Комитета защиты армянского дела). С другой стороны — важный для Франции экономический партнер: большая часть французской торговли в кавказском регионе приходится именно на Баку, который обладает существенными энергетическими ресурсами. Кроме того, Азербайджан является для Франции ключевым дипломатическим партнером в регионе, хотя она как сопредседатель Минской группы должна придерживаться нейтралитета.

Именно поэтому Эммануэль Макрон, которого 5 февраля пригласили на ужин в Координационный совет армянских организаций Франции, отстаивал жесткость позиции по соглашениям о дружбе. «Это в равной степени юридическое обязательство и принципиальный вопрос. Мы не можем признать договоры французских муниципалитетов и территориальных образований с фактическими властями Нагорного Карабаха», — объяснил тогда президент.

Эта жесткость подчеркивалась в циркуляре министерств внутренних и иностранных дел, который был направлен префектам 24 мая 2018 года и касался «юридических рамок внешнего действия территориальных образований и контроля над ними». В частности отмечалось, что те «не могут связывать себя договорами или иным образом, в какой бы то ни было форме, с иностранными местными властями, установленными в институционных рамках, не признанных Францией». Это уточнение было призвано развеять туман вокруг договоров о дружбе.

В вышедшем в феврале 2017 года докладе Информационной комиссии Национального собрания по политическим и экономическим отношениям Франции и Азербайджана проводилась черта между «актами законодательных органов территориальных образований» и «политическими заявлениями». Был сделан вывод, что «муниципалитетам не запрещается подписывать соглашения о дружбе, даже с расположенной в Нагорном Карабахе коммуной, если они не являются решением законодательных органов».

Соглашения о дружбе должны пройти проверку на законность? Именно такой вопрос задал 22 ноября прошлого года сенатор от О-де-Сен Пьер Узулиа (Pierre Ouzoulias) министру внутренних дел Кристофу Кастане (Christophe Castaner). «К сожалению, я не в силах дать вам юридически обоснованный ответ, — смущенно признал министр. — Сегодня это проблема юридического толкования». В результате префекты недавно предприняли ряд действий в этом направлении. Соглашения нескольких коммун в департаментах Дром и Валь-д’Уаз были отменены. Последнее постановление было принято 29 мая административным судом Сержи-Понтуаз и касалось соглашения о дружбе, которое подписали 22 октября прошлого года мэры Арнувиля и Шехера.

«У нас сложились очень давние отношения с армянской общиной, первые представители которой появились в Арнувиле в 1920-х годах, — говорит мэр города Паскаль Долл (Pascal Doll). — Подписание соглашения о дружбе показалось нам естественным. Жаль, что французское государство заняло столь жесткую позицию при том, что раньше соглашения допускались. Видимо, существуют стоящие выше нас интересы и давление. Но моя дружба не является предметом торга. Мы подадим апелляцию на это решение».

«После прихода к власти нового большинства позиции стали жестче, — говорит Франсуа Пюппони (François Pupponi), депутат и бывший мэр Сарсель, который подписал в этой должности соглашение с Мардакертом. — Состоялся ужин в Координационном комитете с заявлением Макрона, а затем префекты пошли в наступление. МИД оказывает давление, и представители большинства, видимо, не в силах противиться ему».

Мэр Бур-де-Пеаж Натали Ньезон (Nathalie Nieson) столкнулась с решением административного суда аннулировать ее соглашение о дружбе с Мартуни, но не собирается подавать апелляцию, потому что не хочет, чтобы это превратилось в «борьбу до конца». «Внешнюю политику Франции определяет не Бур-де-Пеаж, — шутит она. — Но это не помешает нам поддерживать дружеские связи». Договор мэрии Сент-Этьенн с Шуши в настоящий момент рассматривается судом, но решение еще не принято. «Я бы предпочел, чтобы президент не устраивал нападки на города, которые стараются навести мосты, а взял на себя инициативу по продвижению к миру», — считает мэр Гаэль Пердрио (Gaël Perdriau), подчеркивая «тупик» в работе Минской группы.

«Существует особое отношение к соглашениям с Нагорным Карабахом, которое вызывает подозрения насчет связей Франции и Азербайджана», — говорит со своей стороны глава Комитета защиты армянского дела Жюль Бояджян (Jules Boyadjian). Он напоминает об аналогичных соглашениях французских городов с палестинскими коммунами, Тайванем и даже Северным Кипром, которые не признаются французским государством. По ним обращений в суд не поступало. «Надеюсь, что здравый смысл возобладает», — отмечает Паскаль Долл.